Статьи

Максим Дышлюк, АО "ЕДРИД": Предприятия зачастую даже не подозревают, что у них есть результаты интеллектуальной деятельности

Современные тенденции рынка способствуют тому, чтобы предприятия больше зарабатывали на своём интеллектуальном капитале. Как учитывать, защищать и получать выгоду от результатов интеллектуальной деятельности в интервью Sudostroenie.info на выставке "НЕВА-2017" поделился член совета директоров АО "ЕДРИД" Максим Дышлюк.
 
– Максим, расскажите, что ваша компания представляла на выставке по судостроению и судоходству?
 
– На "НЕВЕ-2017" мы представили два продукта. Первый – Единый депозитарий результатов интеллектуальной деятельности (ЕДРИД) как  информационный портал по обеспечению правовой охраны объектов авторского права и их коммерциализации.
 
Наш второй продукт – система управления интеллектуальной собственностью на предприятии (СУ РИД). Система позволяет предприятиям учитывать, управлять и зарабатывать на собственных результатах интеллектуальной собственности.

– Как появилась идея создания подобной системы?

– Мы проанализировали текущее состояние отрасли, опросили ключевых игроков. Поняли, что существует ряд серьёзных проблем, устранить которые одним махом невозможно, но можно действовать поэтапно, используя автоматизацию.

– С какими именно проблемами приходилось сталкиваться участникам рынка?

– В лучшем случае предприятия учитывали патенты как объекты интеллектуальной собственности для уплаты поддерживающих пошлин. То есть перед предприятием не стояло задачи зарабатывать на своих знаниях.

В то же время за рубежом большинство промышленных предприятий доводит процесс получения дохода от интеллектуальной собственности до половины. То есть 50% за счёт реализации продукции и 50% за счёт продажи знаний, как эту продукцию можно производить. 

– Что может быть результатом интеллектуальной деятельности, которую необходимо учитывать?

– Предприятие зачастую даже не подозревает, что у него есть результаты интеллектуальной деятельности. При этом оно выпускает какой-то продукт на основе определённой информации. Это и есть результат интеллектуальной деятельности, который включает в себя и конструкторскую и техническую документацию, и технологические карты, и программы для станков с ЧПУ. То есть весь тот пласт информации, посредством которого можно создать изделие или оказать услугу.

– Получается, что это очень близко к патенту?

– Патент входит в состав этой информации. Наша же система несколько шире. Мы создали систему, которая учитывает технологию, в рамках которой существуют патент, свидетельство, ноу-хау и так далее.



– Возьмём конкретный пример – завод по выпуску подшипников. Чем могут помочь подобному предприятию СУ РИД и ЕДРИД?
 
– Как правило, у подобного завода есть десяток патентов, о которых, скорее всего, кроме отдела патентоведения, никто не знает, а также до сотни не выявленных объектов НМА (нематериальные активы – ред.). Чтобы стать инновационным, конкурентоспособным и выйти на международные ранки, такому предприятию необходимо иметь в балансе значительную долю НМА. Для учёта, выявления и использования объектов интеллектуальной собственности хорошим инструментом будет СУ РИД.
 
Особенность системы в том, что к созданию консолидированной базы знаний подключатся все отделы предприятия, и каждый из них вносит свою крупицу и понимает всё знание, которое есть у компании. Так, юридический отдел указывает, какой контракт они выполняли, у кого они какую-то лицензию покупали. Финансово-экономический отдел формирует стоимостную часть: сколько они заплатили, какова стоимость контракта. Отдел патентоведения заносит информацию, какие охраноспособные результаты интеллектуальной деятельности были получены в рамках этих работ, и как они защищаются. Инженерно-технический отдел создаёт самый ёмкий информационный пласт – конструкторскую и техническую документацию о разработанной технологии.

СУ РИД позволяет учитывать, кто создавал продукт, какой творческий вклад внёс тот или иной автор. Таким образом у директора и сотрудников нашего подшипникового завода вырисовывается некая  целостная картина, из которой ясно, откуда что взялось, сколько стоит, кто в этом участвовал, как это охраняется, и как это учитывать.

– То есть, помимо управления интеллектуальной собственностью, это ещё и инструмент управления персоналом?

– Совершенно верно. А также это мощный инструмент экономии. Если мы возьмём проектный институт со средним фондом оплаты труда в 10 млн рублей, то за счёт перераспределения фонда оплаты труда в пользу авторских вознаграждений ежемесячная экономия может составить 2-3 млн рублей.

– Как именно данные заносятся в систему, и кто имеет к ним доступ?

– Каждое подразделение заносит собственные данные и имеет доступ только к тем данным, с которыми ему необходимо работать. На стартовом этапе мы позволяем экспортировать данные из существующих таблиц и систем.
 
– Автоматизация происходит локально, в рамках одного предприятия?

– Либо в рамках одного предприятия, либо в рамках холдинга. Можно объединить несколько предприятий.

В нашей практике есть разработка цепочек организаций, которая состоит из головной организации, проектных институтов и заводов по изготовлению продукции. Каждый из элементов цепи формирует определённый фрагмент в единой базе данных и складывает информацию с целью получения информации от других. Таким образом и выстраивается информационный обмен.

– Есть ли аналоги данного продукта в РФ?

– Считаем, что в РФ есть всего лишь три системы, способные учитывать результаты интеллектуальной деятельности на предприятии.

– Чем ваша система отличается от конкурентов?

– У нас есть ряд преимуществ по сравнению с аналогами: модульный принцип построения, охват полного цикла знаний, возможность сопряжения практически со всеми информационными системами, возможность учёта и управления компетенциями авторов и разработчиков.
 
Наконец, самая важная отличительная характеристика – мы даём возможность предприятию выходить на рынок, предлагать рынку свои разработки через публичный портал edrid.ru.

– Насколько охотно предприятия идут на внедрение системы? Ведь это очень большие риски: взять и переформатировать важные бизнес-процессы под новую систему?

– Те предприятия, которые видят себя в будущем, идут на это с большой готовностью. От того, насколько качественно они создадут информационное поле, будет зависеть, насколько уверенно они будут чувствовать себя завтра.
 
– Вы уже работаете с кем-то из судостроительной отрасли?

– Несмотря на то, что продукт находится на рынке не так давно, мы уже внедрили данную систему ряду предприятий различного масштаба, в том числе в судостроительной отрасли.

– На какие коллективы рассчитана система?

– По нашим прикидкам, от 100 человек. Есть опыт внедрения на предприятии численностью 70 человек, но на более крупных предприятиях система показывает себя гораздо эффективнее.

Приведу пример. Наша система позволяет смотреть, кто, что и за что получает, формировать разнообразную отчётность, в том числе типовые формы. Если раньше в стандартном проектном институте формирование отчета по интеллектуальной собственности от момента указания сверху до выхода документа на бумаге могло занимать от нескольких дней до двух месяцев, то СУ РИД позволяет сформировать стандартные отчёты в несколько кликов.


– Какие механизмы защиты информации предусмотрены в системе?

– В СУ РИД используются различные системы контроля доступа и безопасности, многоуровневая авторизация. Одним словом, самые передовые информационные системы защиты. Например, система контролирует объём выкачиваемой пользователем информации.

– Как осуществляется защита результатов интеллектуальной деятельности, когда данные попадают в ЕДРИД, и информация становится публичной?

– Действительно, информация становится публичной, но мы выгружаем в открытый доступ не все данные, а только описательную часть. Этой информации достаточно для желающих приобрести данный продукт или технологию.

– Какие расходы предстоят предприятию, решившему работать с СУ РИД?

– Потребуется оплата стартового программно-аппаратного комплекса, который включает в себя первый год поддержки. Далее при желании предприятие может заключить договор на годовую поддержку, либо может самостоятельно обслуживать СУ РИД, поскольку система устанавливается локально.
 
– Вернёмся к выставке. Со стороны кого был отмечен интерес на «НЕВЕ»?

– Как ни странно, больше обращался инженерный состав, нежели патентные отделы. Изначально мы предполагали, что будут заинтересованы именно управленцы и патентоведы. Сейчас они зачастую пользуются Excel, но это становится не очень удобно, когда интеллектуальная собственность вводится в хозяйственный оборот. К тому же с конца 2015 года Роспатент отменил информирование патентообладателей о необходимости продлить пошлину. Теперь за этим нужно следить самому. С 2015 года 15% патентов потеряли правовую охрану за счёт того, что вовремя не была оплачена пошлина. Наша же система автоматически напоминает пользователю об этом: СУ РИД напрямую интегрирован с базой Роспатента по уплате пошлин.

Однако в силу различных причин, возможно, из-за недостаточной информированности, инженеры выражали гораздо больший интерес к данному продукту, чем профильные специалисты.

– Какие-то договорённости были достигнуты именно на выставке?

– Прямых контрактов заключено не было, но был ряд интересных переговоров, как на покупку самой системы, так и на использование платформы СУ РИД для других информационных задач.

В целом, выставка очень понравилась. Обязательно будем участвовать в следующей "НЕВЕ".

Беседовал Александр Полунин
Фото: Sudostroenie.info
Сообщить о проблеме

Другие новости компании «"Единый депозитарий результатов интеллектуальной деятельности", АО»

2017-11-21 16:55:47