Судостроение

«Авроре» обеспечивают музейное будущее

За свою 115-летнюю историю крейсер «Аврора» многократно подвергался ремонтам разной степени тяжести. Очередного одному из символов Петербурга пришлось ждать дольше обычного - 30 лет. Мы навестили легендарный корабль, который с сентября 2014 года находится в доках «Кронштадтского морского завода». Как проходят ремонтные работы, рассказал главный строитель кораблей «КМЗ» Алексей Георгиевич Прусаков

— Осенью 2014 года был произведен доковый ремонт крейсера. Особенность данного ремонта заключалась в том, что предыдущий доковый ремонт осуществлялся 30 лет назад. В связи с этим особое внимание было уделено тщательному обследованию состояния корпуса корабля, особенно его подводной части, и механизмов, соприкасающихся с внешней средой. Ультразвуковое обследование корпуса, как его подводной части, так и надводной установило, что за годы, прошедшие со времени последнего ремонта,  динамика коррозии корпуса практически отсутствует. Была тщательно обследована трещина, обнаруженная в корпусе в его надводной части и установлено, что трещина безопасна для эксплуатации корабля. Разработали технологию ее ремонта. Трещина выше ватерлинии под иллюминатором корабля была заварена с соблюдением технологии,  зачищена  и  покрашена. Обследование донно-забортной арматуры, имевшейся на крейсере, привело  к принятию решения о ее полной замене. Специально созванная комиссия, проанализировав данные о состоянии корпуса и качестве его материала, пришла к выводу о возможности применения современных методов и технологий его очистки и покраски. В ходе докового ремонта была произведена очистка и покраска наружного корпуса корабля, не только его подводной, но также и надводной части.  Проведен внутренний ремонт: зачистка, обследование, ремонт и покраска цистерн и танков, ряда других механизмов.



— Обсуждение вариантов обеспечения плавучести крейсера при ремонте 30-летней давности проходило очень долго и сложно. С чем это связано?

— С тем, что «Аврора» до того, как стала музеем, была боевым кораблем, а у него заложен жизненный цикл от 20 до 40 лет поддержания на плаву. Это связано с изменением свойств металла. Музей должен стоять долго, быть герметичен и устойчив на воде, поэтому в советское время было принято решение заменить «Авроре» подводную часть корпуса и утолщить ее для того, чтобы музей мог долго находиться на плаву.

— В итоге решили полностью менять подводную часть. Историки флота протестовали. Это было необходимо?

— Необходимо.  В среднем у надводных кораблей толщина металла подводной части корпуса варьируется от 7 до 12 мм. Корпус «Авроры» был утолщен в 3 раза, толщина металла его подводной части сейчас составляет 30 мм, но для музея это обязательно. И надо говорить еще о том, что помимо замены корпуса, были установлены все корабельные системы, которые со временем пришли в негодность: трубопроводы, насосные агрегаты, электроснабжение, кабельные трассы. Наверное, нецелесообразно было поменять все, а корпус оставить, чтобы его латать каждые 2 года. 



— Вы не считаете, что все ремонтные работы превратили крейсер в новодел?

— Крейсер все-таки относится уже к музею. Мы можем менять фасад музея, но внутри он будет содержать историческую начинку. То, что под водой что-то изменено, может смущать кого-то, но это необходимо, чтобы крейсер-музей находился на плаву. Если он утонет, это вряд ли кого-то устроит.

— «Аврора» должна была пройти еще два доковых осмотра после 1987-го года, но этого не произошло. Насколько плачевным было состояние крейсера при его оценке перед ремонтом 2014 года? Какие скрытые дефекты были обнаружены?

Осмотр показал, что утонение металла не произошло, работ по проварке сварных швов, замене листов наружной обшивки не потребовалось. По результатам докового ремонта мы отдефектовали и покрасили подводную часть корпуса. Заказчик также принял решение поменять всю забортную арматуру из-за того, что у нее вышел срок службы, чтобы еще 10-15 лет ее не доковать. 



— А что же тогда планировалось в те два доковых ремонта, которые не были произведены?

Доковый ремонт относится к периодичным видам ремонта, так как нельзя корабль проверить и даже осмотреть на плаву его подводную часть. Это как ТО у машины, ее подводную часть необходимо периодически осматривать. А насколько это целесообразно, принимает решение заказчик. Междоковый срок корабля от 2 до 4 лет, то есть каждые 4 года корабль должен проходить техническое обслуживание. Но у «Авроры» запас прочности был заложен хороший и, пожалуй, ему требуется осмотр раз в 10 лет, чтобы освежить краску.

— То есть вы его получили к ремонту без каких-то скрытых дефектов?

— Да, крупных дефектов не было, и мы занимались стандартным техническим обслуживанием подводной части корпуса.

— Давайте подробно поговорим о втором этапе ремонта, который еще продолжается.

— Второй этап значительно шире и состоит из нескольких видов работ. Первое: действующие системы, механизмы проходят освидетельствование и по результатам ремонтируются или частично меняются. Второе: ремонт всех помещений корабля, начиная от кубрика личного состава, заканчивая каютой командира, то есть создаются условия для нормальной работы экипажа и музейных сотрудников. Следующее - это работы, связанные с новыми системами, обеспечивающими жизнеобеспечение корабля. Закладывается новая система пожаротушения, обнаружения пожара, вновь устанавливаемая система мониторинга датчиков и камер наблюдения за помещениями. Переоборудуются экспозиционные залы общей площадью 750 кв. м. Экспозиция будет насыщена мультимедийным оборудованием. Пушки «Авроры» раньше были закреплены и не двигались. К концу ремонта они будут перемещаться, можно будет поднимать ствол вверх-вниз.



— Что остается сделать за 5 месяцев до планового окончания ремонта?

— Сейчас идет активная фаза монтажа вновь устанавливаемых систем, для того, чтобы проложить трубопроводы, кабельные изделия, установить датчики в течение 3 месяцев, а дальше пойдет косметический ремонт – зашивка всех этих изделий, приведение в порядок и настройка всех систем в работе.

— Какие были самые большие технологические трудности, с которыми пришлось столкнуться?

— «КМЗ» - судоремонтный завод с большим опытом, поэтому не скажу, что были какие-то серьезные проблемы, но могу отметить, что мы первый раз столкнулись с ремонтом тиковой палубы. Вся площадь палубы «Авроры» является декоративным настилом, которое может позволить себе не каждое судно. Палубный настил имеет определенную толщину, с которой мы раньше не работали. Модернизационные работы мы тоже примерно с 1995 года не выполняли. Это работа с проектантами, изготовителями современного оборудования, она эксклюзивная. Вот, например, противопожарная система тонкораспыленной воды впервые устанавливается на корабли ВМФ, поэтому все мы тоже в первый раз с этим столкнулись.

— И главный вопрос: удастся ли уложиться к июлю 2016 года?

— Безусловно. К Дню ВМФ мы закончим по плану. Никаких сбоев нет, ожиданий. С поставками оборудования тоже нет проблем.

— Кстати, про оборудование пару слов, если можно.

— Все оборудование отечественное. Надо отметить, что та противопожарная система, которая планировалась вначале, была на импортных комплектующих. В настоящее время при получении указаний переходить с импорта на отечественные аналоги, было развернуто производство в России комплектующих для этой системы и сейчас она вся из отечественных аналогов. Все испытания были пройдены и по результатам межведомственных комиссий основные показатели лучше, чем у импортных аналогов.

— Можно ли по сложности работ сравнить ремонт «Авроры» с другими крупными проектами завода?

— «Аврора» это корабль, на котором установлено серийное оборудование. Сложность связана только с установкой новых систем, которые изначально не были предусмотрены. Надо их смонтировать, найти для них место. А в остальном все просто и понятно.

— Погода вносила коррективы?

— Конечно, у нас такой регион, что осенью идут дожди, зимой минусовая температура. Это мешает работам, которые проводятся на верхней палубе, с окраской, заменой такелажа, рангоутом. То, что связано с работой людей на улице, вносит коррективы в нашу производственную программу. Приходится делать различные укрытия, носовая и кормовая конечности накрыты тепляками, чтобы можно было работать с палубным настилом. Мачты и трубы обставлены лесами и брезентами, чтобы погодные условия не сильно мешали. Но полной приостановки работ за все время ремонта не было.

— Какое число строителей работало на ремонте?

— Есть руководитель проекта, отвечающий за ремонт в целом, у него в подчинении несколько строителей по направлениям – коллектив из семи человек управляет всеми процессами, а человек 40-50 непосредственно производят работы. Это не только сотрудники завода, но и контрагенты и связано это с теми системами, которые устанавливаются. Это их разработчики. Мы помогаем осуществлять им сопутствующие работы. А есть еще люди, которые находятся не на объекте, а по цехам - изготавливают  мебель, оборудование для последующего монтажа. В целом с ремонтными работами на «Авроре» связано больше 100 человек.

— Когда «Авроре» может понадобиться следующий ремонт?

— Это зависит от заказчика. То оборудование и арматура, которое мы установили, имеет ресурс больше 20 лет. Хотя лакокрасочное покрытие подводной части, конечно, надо восстанавливать, чтобы сохранить толщину металла и потом не заниматься ремонтом корпуса. Поэтому очередные небольшие докования, постановка на пару месяцев для проведения окраски подводной части корпуса, конечно, необходимы, как минимум, раз в 10 лет. Наверное, лет через 20 появятся новые технологии и понадобится снова менять музейное пространство под них. Сложно загадывать, куда мы шагнем.

— Хотелось бы поговорить о перспективах завода. Они есть?

— Конечно. В прошлом году завод начал процедуру входа в АО «ОСК», и сейчас мы практически уже вошли в нее. Это государственная корпорация с определенным планом развития. Если в мировой экономике пойдет увеличение темпов роста, и все планы, которые заложены в АО «ОСК»  на развитие заводов (модернизация, ремонт капитальных фондов) реализуются, то после этого завод будет загружен теми заказами, которые нужны государству. Может быть, мы даже займем какую-то нишу в судостроении, не ограничиваясь одним судоремонтом, как сейчас. У нас есть достроечные площади и большой причальный фронт. Если государство сможет вложить в завод финансовые средства, то территории и потенциал позволяют развиваться в разных сферах. К сожалению, в постсоветское время завод перестал развиваться, потому что не было средних и больших ремонтов кораблей. Нормальная загрузка это когда у стенки завода стоит 5 кораблей в среднем ремонте. Мы в этом году летом ждем на средний ремонт гидрографическое судно «Ромуальд Муклевич», но этого недостаточно. Должна быть постоянная загрузка. В России много кораблей-музеев, которые надо модернизировать. Мы сейчас как раз накопим в этом опыт и станем единственным заводом, который сможет выполнять такие работы.

— Сколько в 2016-м году планируется работ по ремонту?

— В этом году у нас будет ремонтироваться 121 корабль, это на 9 больше, чем в прошлом. То есть идет небольшое наращивание объемов ремонта. Самые крупные проекты по объему выполняемых работ: «Аврора», подводная лодка «Дмитров» и «Ромуальд  Муклевич». Будут проведены ремонтные работы на большом корабле «Смольный» Балтийского флота. 

— Речь в основном о военных судах или есть и гражданские?

— Пока мы загружены военными заказами. У ВМФ более понятная бюджетная политика, с гражданскими все сложнее. Завод готов при наличии заказа, подтвержденного финансово, выполнять любые виды ремонта и модернизации.

Автор текста: Вадим Аданин

Фото: Вадим Аданин | Sudostroenie.info
Сообщить о проблеме

Другие новости компании «Судостроение.инфо (Sudostroenie.info)»

2017-05-25 08:07:49